Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства

В 1987 году был подписан Монреальский протокол, в соответствии с которым его стороны (на сегодняшний день — все страны, входящие в ООН) обязались вывести из обращения вещества, разрушающие озоновый слой. До последнего времени в России широко применялись такие озоноразрушающие вещества, как гидрохлорфторуглероды (ГХФУ). Они до сих пор используются в качестве хладагентов в холодильном и климатическом оборудовании, порообразующих агентов при производстве пеноматериалов и растворителей в технологических процессах очистки и обезжиривания. Однако соблюдение требований Монреальского протокола неизбежно приведет к практически полному запрету ГХФУ. С 1 января 2015 года объем потребления этих веществ в России уже сокращен на 90% по отношению к базовому уровню, а к 2020 году он должен составить всего 0,5% от исходного значения — для обслуживания имеющегося холодильного и климатического оборудования.

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства

Обсуждению законодательных инструментов, регулирующих обращение озоноразрушающих веществ на международном и национальном уровнях, перспективных альтернатив ГХФУ, отечественных разработок в сфере использования природных хладагентов, мер по организации импортозамещения в холодильной отрасли, а также ряда других вопросов была посвящена пресс-конференция «Российская холодильная промышленность и глобальные экологические соглашения», прошедшая 26 января 2016 года в Президентском зале РИА «Новости» в Москве.

С точки зрения законодательства

Открыл пресс-конференцию эксперт по международному законодательству в сфере охраны озонового слоя атмосферы и климата Земли Василий Нифантьевич ЦЕЛИКОВ. Он рассказал об истории международных соглашений, связанных с сохранением озонового слоя и предотвращением глобального потепления, действующих и готовящихся поправках к Монреальскому протоколу, а также об обязательствах, взятых на себя Россией в рамках этого документа, в частности о графике вывода ГХФУ из обращения:

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства — Что означает сегодняшнее сокращение потребления на 90%? Это значит, что мы должны выйти на уровень потребления в 399,69 тонны озоноразрушающей способности, что в пересчете на такой распространенный ГХФУ-хладагент, как R-22, составляет всего лишь 7267 метрических тонн этого фреона, — пояснил Василий Нифантьевич.

В отличие от Монреальского протокола Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, призванный снизить объем выбросов парниковых газов в атмосферу, не имеет столь эффективных механизмов реализации. Более того, он соблюдается далеко не всеми странами. В 2012 году его действие было продлено до 2020 года, после чего ему на смену должен прийти новый документ — Парижское соглашение, согласованное в декабре 2015 года на 21-й сессии Конференции Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Однако нет никакой уверенности, что оно окажется более действенным. Вот почему в ряде государств зародилась идея использовать для регулирования оборота фторсодержащих парниковых газов механизмы Монреальского протокола. Соответствующие поправки были независимо друг от друга разработаны Евросоюзом, странами Северной Америки, Индией и Микронезией. Возможность принятия такой поправки была одним из вопросов повестки дня 27-го совещания сторон Монреальского протокола, проходившего 1–5 ноября в Дубае. Этой же теме будет посвящена внеочередная сессия совещания сторон в апреле 2016 года в Женеве.

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства Выступление начальника отдела охраны озонового слоя и климата Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации Марии Петровны ВОЛОСАТОВОЙ было посвящено российскому законодательству в сфере охраны озонового слоя:

— Что касается законодательства Российской Федерации в области охраны озонового слоя, надо отметить, что до 2013 года оно имело несколько разрозненный характер. 2013 год стал ключевым для этой области, потому что наконец был принят Федеральный закон (Федеральный закон от 23 июля 2013 года № 226-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». — Ред.), который определил полномочия Правительства РФ по государственному регулированию оборота озоноразрушающих веществ, дал основные определения: какие вещества относятся к озоноразрушающим, что такое потребление озоноразрушающих веществ… Законом также был установлен прямой запрет на захоронение отходов, содержащих озоноразрушающие вещества, до извлечения из них этих веществ. Таким образом, должны быть минимизированы вредные выбросы из отработанного оборудования. Кроме того, часто бывает так, что законодательством вводятся какие-то запреты и ограничения, но при этом не предусматривается наказание за их нарушение. Так вот, Закон, который вышел в 2013 году, предусмотрел в том числе и административную ответственность за несоблюдение требований в области обращения озоноразрушающих веществ. Помимо этого в состав государственного экологического надзора был включен государственный надзор за соблюдением требований к обращению озоноразрушающих веществ.

Мария Петровна подробно рассказала о действующих постановлениях Правительства РФ, мерах административной и уголовной ответственности за нарушения законов, регламентирующих обращение с озоноразрушающими веществами, и о нормах, действующих в рамках Таможенного союза.

Она также обратила особое внимание на то, что любые проекты нормативных правовых актов сегодня обязательно проходят стадию общественного обсуждения, и призвала представителей всех заинтересованных сторон заходить на сайт regulation.gov.ru и оставлять свои предложения и замечания к представленным там законодательным инициативам.

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства Руководитель Департамента фторопластов и хладонов ОАО «ГалоПолимер» Федор Александрович ФЕДОТЕНКОВ рассказал, как изменения в законодательстве отразились на его предприятии:

— 2015 год был последним, когда у нас существовали возможности по формированию запасов озоноразрушающих веществ, в виду того что фактическая квота превышала текущую потребность рынка. В рамках 228-го постановления (постановления Правительства Российской Федерации от 24 марта 2014 года № 228 «О мерах государственного регулирования потребления и обращения веществ, разрушающих озоновый слой». — Ред.) Правительством РФ было дано указание федеральным органам исполнительной власти, в ведении которых находятся потребители озоноразрушающих веществ, сформировать такие запасы, чего сделано не было. Фактически с 2016 по 2019 год мы будем жить исключительно в режиме, когда фактическая потребность в озоноразрушающих веществах превышает, причем значительно, возможности по производству и импорту данного рода продукции. С 1 января ряд производителей уже прочувствовал на себе всю тяжесть ситуации в полной мере.

Федор Александрович особо отметил, что в 2016 году впервые в структуре квоты на производство и ввоз ГХФУ преобладает не популярный хладон R-22, который выпускается в России, а импортируемый из Китая R-141b, что противоречит декларируемой государством политике импортозамещения и обеспечения сырьевой и химической безопасности.

Своим взглядом на сложившуюся ситуацию поделился генеральный директор компании «Остров» Евгений Константинович УРАЗОВ:

— С точки зрения производства холодильного оборудования мы — компания «Остров» — не видим ничего страшного. Напротив, относимся позитивно к изменениям законодательства, потому что новые требования — это новые технологии, новый уровень знаний, это толчок к дальнейшему развитию промышленности.

С ним согласился и технический директор компании «Норд» Игорь Валентинович ПАЛЬЧИК, особо обратив внимание на то, что, сетуя на проблемы, связанные с выполнением требований Монреальского протокола и российских законодательных и нормативных актов, регулирующих обращение озоноразрушающих веществ, не стоит забывать, что цель этих документов — сохранение окружающей среды в интересах всего человечества.

В поисках решения проблем

Вторая часть мероприятия была посвящена обзору текущего состояния и перспектив холодильной промышленности и производства синтетических хладагентов в России, а также представлению решений на основе природных хладагентов, разработанных компаниями «Остров» и «Норд».

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства Председатель правления Российского союза предприятий холодильной промышленности (РОССОЮЗХОЛОДПРОМ) Юрий Николаевич ДУБРОВИН рассказал о деятельности возглавляемой им организации и ее роли в возрождении отечественной холодильной промышленности:

— РОССОЮЗХОЛОДПРОМ представляет собой общественное объединение, куда входят все крупнейшие производители холодильного оборудования, научно-отраслевые институты, учебные заведения. Если говорить об отечественной холодильной отрасли, то в 1990-е годы она практически перестала существовать, так как крупные производители, возникшие во времена Советского Союза, исчезли. Остались три-четыре предприятия, способные делать российские холодильные машины. За прошедшее с той поры время российские потребители холодильного оборудования плотно «подсели» на импортную продукцию и, что особенно печально, на импортные компрессоры всех типов и назначений. К 2004 году отрасль совершенно исчезла из поля зрения министерств — в Минпромторге России просто не было кураторов холодильного направления. Импорт проник даже в сферы, непосредственно связанные с обеспечением безопасности страны…

Отсутствие собственного производства компрессоров означает практически полную зависимость от зарубежных компаний и в сфере потребления хладагентов. Лишь в 2014 году соответствующим департаментам Минпромторга было дано распоряжение изучить возможность производства в России озонобезопасных гидрофторуглеродов (ГФУ).

С точки зрения Юрия Николаевича, одна из главных задач на сегодня — исключить зависимость от импорта хотя бы в области оборудования специального назначения (оборонная отрасль, космическая техника и прочие):

— Мы выступили с детально проработанным предложением об организации на четырех наших заводах производства российских холодильных компрессоров, чтобы как минимум полностью закрыть потребность в спецтехнике. Эти предложения представлены в Минпромторг России. А что касается тенденций в области хладагентов, то для себя мы считаем перспективными такие направления, как природные газы (диоксид углерода, аммиак, углеводородные хладагенты), трех- и четырехкомпонентные смеси ГФУ с низким потенциалом глобального потепления, R-32. С гидрофторолефинами вопрос пока остается открытым. Перспективы использования тех или иных альтернатив напрямую связаны с развитием отечественного холодильного компрессоростроения.

По мнению руководителя Россоюзхолодпрома, в Российской Федерации в настоящее время большой парк оборудования, работающий не только на ГФУ, но и на ГХФУ и даже на ХФУ. Поэтому в нашей стране необходимо принять закон, регулирующий оборот не только озоноразрушающих веществ, но и парниковых газов, причем в его основе должна лежать комплексная оценка парникового воздействия, а не запрет конкретных веществ:

— При этом мы считаем преждевременной согласование так называемой североамериканской поправки как минимум без получения выгодных преференций для России, о чем мы проинформировали как Минпромторг России, так и Минприроды России.

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства Выступление генерального директора компании «Остров» Евгения Константиновича Уразова было посвящено перспективной разработке — системе теплохолодоснабжения, использующей природные хладагенты.

В основе решения лежит концепция системы малой заправки. Особенностями разработки компании «Остров» являются применение природных хладагентов и использование выделяемого холодильным оборудованием тепла для нужд отопления и организации горячего водоснабжения. Холод вырабатывается отдельными агрегатами, заправленными небольшим количеством природного хладагента, например пропана, а тепло с конденсаторов снимается контуром оборотной воды и подается на так называемый тепловой трансформатор — высокотемпературный тепловой насос, для работы которого могут использоваться как природные, так и синтетические хладагенты. Тепловой трансформатор преобразует тепло оборотной воды, имеющей температуру 20–25 °С, и нагревает воду в «горячем» контуре до 60–65 °С.

Система тщательно проработана и уже воплощена на практике: с работой действующего макета типового мини-отеля со встроенным магазином и прачечной, созданного в рамках Проекта ЮНИДО/ГЭФ-Минприроды России по выводу ГХФУ из обращения, можно ознакомиться на учебно-производственной базе компании «Остров». В декабре 2015 года подобная система была установлена в супермаркете одной из торговых сетей г. Липецка. Оборудование работает без единого сбоя, более того, весь январь супермаркет отапливался только теплом, вырабатываемым системой.

Область применения системы, разработанной компанией «Остров», — магазины, отели, офисные и жилые здания, склады, рестораны и автозаправочные станции. В качестве перспективного рынка своей продукции компания, имеющая две производственные площадки, одна из которых расположена на территории Евросоюза, рассматривает страны Европы, поскольку разработка соответствует самым строгим европейским требованиям к экологичности и энергоэффективности.

Парижское соглашение

12 декабря 2015 года участниками 21-й сессии Конференции Рамочной конвенции ООН об изменении климата было принято соглашение, которое должно вступить в силу после 2020 года, придя на смену Киотскому протоколу.

Документ состоит из 29 статей, как правило, носящих декларативный характер и сформулированных довольно обтекаемо. Строго говоря, если не считать номеров статей и пунктов, соглашение практически не содержит конкретных цифр. Исключением является формулировка одной из его основных задач (ст. 2, п. 1а): удержание превышения среднегодовой температуры над доиндустриальным значением на уровне, много меньшем 2 °С. При этом сторонам соглашения адресован призыв приложить все усилия, чтобы значение этого превышения было ниже 1,5 °С.

Документ состоит из 29 статей, как правило, носящих декларативный характер и сформулированных довольно обтекаемо. Строго говоря, если не считать номеров статей и пунктов, соглашение практически не содержит конкретных цифр. Исключением является формулировка одной из его основных задач (ст. 2, п. 1а): удержание превышения среднегодовой температуры над доиндустриальным значением на уровне, много меньшем 2 °С. При этом сторонам соглашения адресован призыв приложить все усилия, чтобы значение этого превышения было ниже 1,5 °С.

Степень своего вклада в сокращение парниковых выбросов странам-участницам предлагается определить самостоятельно и затем следовать взятым на себя обязательствам.

Пункт 4 статьи 6 учреждает механизм содействия сокращению выбросов парниковых газов и поддержки устойчивого развития. Он используется сторонами на добровольной основе и функционирует под надзором органа, назначенного Конференцией сторон, действующей в качестве совещания сторон Парижского соглашения. Среди целей данного механизма: стимулирование и поощрение участия государственных и частных субъектов в сокращении выбросов парниковых газов, содействие сокращению уровней выбросов в принимающей стороне, обеспечение общего сокращения глобальных выбросов.

В документе неоднократно подчеркивается необходимость поддержки развивающихся стран, в том числе и финансовой. Так, пункты 1 и 2 статьи 9 гласят: «Стороны, являющиеся развитыми странами, предоставляют финансовые ресурсы для оказания содействия Сторонам, являющимся развивающимися странами, в отношении как предотвращения изменения климата, так и адаптации в продолжение своих существующих обязательств по Конвенции».

К другим сторонам обращается призыв «предоставлять или продолжать предоставлять такую поддержку на добровольной основе».

Статьи, начиная с 14-й, касаются организационных вопросов, механизмов подписания и ратификации соглашения, возможности выхода из него и т. д.

Несмотря на то что документ носит отчасти компромиссный характер и не содержит жестких требований по ограничению использования ископаемого топлива или сокращению парниковых выбросов, он был в основном с воодушевлением принят мировой общественностью. Так, по мнению спецпредставителя Президента РФ Александра Бедрицкого, «одобрение Парижского соглашения — это большое продвижение вперед. Это соглашение определяет программу действий на 2020–2050 годы. Большим достижением также является то, что соглашение объединяет действия всех стран: и развитые, и развивающиеся страны должны предпринимать меры, представлять свои вклады, которые направлены на то, чтобы снизить выбросы парниковых газов в абсолютных или относительных для развивающихся стран единицах».

Однако не все настроены столь оптимистично. Например, профессор Джеймс Хансен — ученый, одним из первых забивший тревогу по поводу глобального потепления, — обратил внимание на то, что соглашение не предусматривает какой-либо формы ответственности за нарушение обещаний, а в международно-правовом смысле сокращения эмиссии вообще не являются обязательными. Все это заставило его сомневаться в серьезности подписанного документа.

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства

Игорь Валентинович Пальчик, технический директор компании «Норд» в свою очередь рассказал о преимуществах диоксида углерода:

— Диоксид углерода в качестве хладагента использовался с 1890-х годов, пика своего применения достиг в 1920–30-е годы, как раз к моменту появления на рынке фреонов, которыми и был вытеснен. После этого его использование в холодильной технике постепенно сокращалось и к сегодняшнему дню практически полностью сошло на нет. Но в силу озабоченности мирового сообщества вопросами глобального потепления и истощения озонового слоя популярность диоксида углерода, обладающего нулевой озоноразрушающей способностью и ничтожным, по сравнению с синтетическим хладагентами, потенциалом глобального потепления (ПГП), возвращается…

Перспективы российской холодильной отрасли в условиях нового экологического законодательства Игорь Валентинович напомнил известный специалистам факт: если применение систем на диоксиде углерода в экваториальных и тропических широтах имеет смысл только с точки зрения экологического эффекта, то в умеренном климате использование такого оборудования становится еще и экономически выгодным. Энергопотребление систем сокращается на 5–30%, кроме того, при использовании диоксида углерода образуется в 2 раза больше пригодного для утилизации высокопотенциального тепла, чем при применении традиционных синтетических хладагентов.

Это в полной мере оценили в странах Европы, где количество транскритических систем на диоксиде углерода с 2012 по 2013 год увеличилось вдвое.

Среди сдерживающих факторов, препятствующих широкому распространению такого оборудования, Игорь Валентинович назвал прежде всего высокую цену, связанную с мелкосерийностью производства компонентов.

В качестве примера работающей системы был приведен созданный компанией «Норд» в рамках Проекта ЮНИДО/ГЭФ — Минприроды России действующий макет системы холодоснабжения магазина продуктового ритейла, использующийся для подготовки специалистов к работе с природными хладагентами, демонстрации работоспособности и эффективности предложенного решения. Также совместно с ЮНИДО на предприятии была проведена модернизация, направленная на организацию производства оборудования на диоксиде углерода.

С опытом поддержки холодильной промышленности странами Евросоюза, США и Японией собравшихся познакомил Василий Нифантьевич Целиков. По его словам, меры по регулированию оборота фторсодержащих газов, принятые в Европе, помимо экологической стороны вопроса позволяют европейским странам защищать внутренний рынок и развивать собственное производство, осваивать новые технологии, повышать уровень профессионального образования и квалификации в секторе кондиционирования воздуха и холодильной техники. Меры регулирования уже позволили значительно снизить объем утечек хладагентов в процессе эксплуатации и сервисного обслуживания оборудования. Кроме того, выросла прибыль сервисных компаний, с рынка исчезли непрофессионалы, уменьшилась сезонность бизнеса и текучка кадров.

Для поддержки предприятий, использующих хладагенты с низким ПГП, используется система субсидий и налоговых льгот, в то время как применение фторсодержащих газов с высоким ПГП облагается дополнительными налогами. В ряде стран к таким компаниям применяются дополнительные меры воздействия — штрафы и частые проверки.

О перспективах отечественного производства хладагентов рассказал представитель ОАО «ГалоПолимер» Федор Александрович Федотенков. По его мнению, несмотря на очевидный разворот мирового сообщества в сторону холодильных агентов природного происхождения, в ближайшее время не стоит ждать отказа от синтетических фреонов. При современных темпах разработки и производства оборудования потребность в синтетических хладагентах, в том числе озоноразрушающих, сохранится и после 2060 года. При этом ОАО «ГалоПолимер» — единственная в России компания, производящая синтетические хладагенты в товарном виде. Уже сегодня отечественная продукция в структуре потребления фреонов в России занимает чуть более трети, и если к 2020  году у нас не появится собственное производство озонобезопасных синтетических хладагентов, весь рынок будет занят импортом.

Оценивая будущее мирового рынка синтетических хладагентов, Федор Александрович выделил два перспективных направления — продвигаемый азиатскими производителями ГФУ R-32 и разработанные концернами DuPont и Honeywell гидрофторолефины (ГФО), в частности R-1234yf.

— Организовать производство и того и другого продукта на территории Российской Федерации можно. Причем фреон R-32 компания «ГалоПолимер» готова выпускать уже сейчас, у нас имеется собственное сырье для производства как этого ГФУ, так и гидрофторолефинов. Но поскольку производство этих продуктов — высокотехнологичное, требуются значительные инвестиции. Речь идет о миллиардах или даже десятках миллиардов рублей. В ситуации, когда нет четкого понимания, какой продукт будет востребован на рынке, у нас нет возможности инвестировать в две установки, в надежде, что какая-то из них «выстрелит» и окупит обе. Нам даже одну установку построить трудно. А с учетом того, что строительство займет от трех до четырех лет, решение нужно принимать уже сейчас. В рамках договоренности с Минпромторгом России мы ведем работу по организации выпуска небольших партий «переходных» хладонов, в частности ГФУ R-134a, для нужд оборонной промышленности. Но имеющиеся у нас возможности не позволяют каким-либо образом масштабировать производство и как-то повлиять на рынок. Более того, внутренний рынок России ничтожно мал, и единственная возможность окупить установку — производить не только для себя, но и экспортировать…

В заключение Федор Александрович пообещал, что ОАО «ГалоПолимер» в любом случае будет принимать участие в разработке перспективных хладагентов. А насколько успешной будет эта работа, по его мнению, зависит о того, получится ли совместить ее с работой по возобновлению производства компрессоров на территории Российской Федерации. В противном случае в холодильной сфере наша страна всегда будет в роли догоняющей.

Планы на будущее

В ходе третьей части пресс-конференции был анонсирован ряд мероприятий, связанных с холодильной индустрией, а также с вопросами защиты озонового слоя и борьбы с глобальным потеплением.

Так, Мария Петровна Волосатова рассказала о запланированном на 11 марта 2016 года совещании в Минприроды России, куда приглашаются представители федеральных органов исполнительной власти и бизнеса, а также все заинтересованные лица. Встреча будет посвящена выработке позиции российской делегации на внеочередном совещании сторон Монреальского протокола, которая пройдет в Женеве с 4 по 8 апреля и будет посвящена принятию поправок, распространяющих действие протокола на ГФУ.

Юрий Николаевич Дубровин пригласил всех интересующихся холодильной индустрией посетить форум «Холодильная промышленность: состояние, проблемы и пути их решения», организуемый Российским союзом предприятий холодильной промышленности, Московским государственным машиностроительным университетом, Международной академией холода при поддержке Ассоциации предприятий индустрии климата (АПИК). Он будет проходить 2–3 марта в рамках 12-й Международной специализированной выставки «МИР КЛИМАТА — 2016».

Василий Нифантьевич Целиков сообщил о запланированном на март-апрель 2016 года открытии первого в России завода по утилизации холодильного оборудования, содержащего озоноразрушающие вещества. Предприятие, способное уничтожать до 200 тысяч холодильников, морозильников и кондиционеров в год, создается в Дмитровском районе Московской области. Оборудование для его оснащения поставлено в рамках Проекта ЮНИДО/ГЭФ — Минприроды России «Поэтапное сокращение потребления ГХФУ и стимулирование перехода на не содержащее ГФУ энергоэффективное холодильное и климатическое оборудование в Российской Федерации посредством передачи технологий».

Вопросы и ответы

В рамках сессии вопросов и ответов Василия Нифантьевича Целикова и Марию Петровну Волосатову, в частности, попросили прокомментировать периодически звучащие в СМИ предложения о выходе из Монреальского протокола. Оба эксперта сошлись во мнении, что последствия такого решения будут катастрофическими как для международной репутации страны, так и для ее экономики.

Юрию Николаевичу Дубровину был задан вопрос о подготовке кадров для холодильной отрасли, в частности об обучении специалистов для работы с природными хладагентами. Отвечая на него, Юрий Николаевич рассказал о работе, которую РОССОЮЗХОЛОДПРОМ ведет совместно с АПИК в рамках выполнения поручения Президента Российской Федерации о разработке профессиональных стандартов. В настоящее время создается отраслевой совет, который займется созданием профессиональных стандартов для холодильной промышленности, организацией центров оценки квалификации, квалификационных комиссий. Среди полномочий отраслевого совета — также участие в формировании образовательных стандартов.

Первый профессиональный стандарт в области холодильного и климатического оборудования уже создан, завершается работа над вторым.

Помимо вопросов, на каждый из которых был дан подробный и обстоятельный ответ, звучали и довольно экзотические предложения. Так, представителями российской науки была высказана идея использования в качестве хладагентов озоноразрушающих соединений, содержащихся в вулканических выбросах.

По материалам Международного центра научной и технической информации (г. Москва)