Кайдзен — истоки и японский национальный характер


В нашем мире нет совершенства, лишь постоянное совершенствование оставляет надежду на приближение к нему.

Ю. П. Адлер

Для тех, кто впервые сталкивается с темой кайдзен (см. журнал «Мир климата» №№ 103, 104), представляется логичным вопрос: в чем заключена движущая сила кайдзен? А тех, кто уже успел ознакомиться с этой практикой подробно, этот вопрос может заинтересовать еще больше. Действительно, что заставляет людей постоянно заниматься совершенствованием производства? Что делает руководство японских компаний для вовлечения всех сотрудников в этот увлекательный — или утомительный? — процесс?

Попробуем найти ответы и начнем с двух постулатов.


С первым мы уже знакомы. Это один из главных признаков кайдзен: источник, движущая сила кайдзен и необходимое условие его реализации — творчество масс, заинтересованность всех и каждого в улучшении работы предприятия.

Второй постулат принадлежит автору концепции кайдзен Масааки Имаи. Ему был задан вопрос: каковы минимальные условия внедрения кайдзен на том или ином производстве? Он ответил: «Во-первых, приверженность высшего руководства, во‑вторых, приверженность высшего руководства, в третьих, приверженность высшего руководства».

Рассмотрим внимательнее первый постулат. Смысл концепции кайдзен связан с вовлеченностью персонала в совершенствование всех процессов производственной деятельности предприятия. Ни один человек, ни один менеджер не может знать все детали и обстоятельства производства. Только коллектив знает их и в состоянии заниматься непрерывными улучшениями на всем предприятии.


Но есть еще одна неявная и не упоминаемая большинством исследователей сторона этого постулата. Говоря языком математики, творчество масс — это первая производная от кайдзен, а если найти вторую производную? Тогда бы мы смогли определить, что же является движущей силой самого творчества масс. Результат несложных вычислений-рассуждений получается интересным. Вторая производная кайдзен — это японский национальный характер [1], определенные черты которого делают кайдзен совершенно естественным для целой нации. Более того, можно утверждать, что отсутствие кайдзен противоестественно для японцев. Они так воспитаны, для них кайдзен — это естественное следствие традиций, образа жизни, принятых в обществе ценностей, религиозного воспитания. Рассмотрим это немного подробнее.

Японцы — в целом религиозная нация, ведущая японская религия — синтоизм, синто — это «путь богов». Она утверждает, что все в мире одушевлено и наделено святостью: огнедышащая гора, лотос, цветущий в болотной трясине, радуга после грозы Хотя религия в Японии не требует фанатичной веры, синтоистская вера воспитала в японцах особое отношение к природе, умение наслаждаться ее бесконечной переменчивостью и прекрасной многоликостью. Синто определяет меры и эталоны красоты и совершенства для японцев. Например, у них есть такое понятие, как «ваби». Сами японцы говорят, что его очень трудно объяснить словами, но можно прочувствовать. Ваби — это отсутствие чего-либо вычурного, броского, нарочитого, то есть, в представлении японцев, вульгарного. Ваби — это прелесть обыденного, мудрая воздержанность, красота природы. Последователи синто умеют находить и ценить прекрасное во всем, что окружает человека в его будничной жизни, в каждом предмете повседневного быта. Не только картина или ваза, а любой предмет домашней утвари, будь то лопаточка для накладывания риса или бамбуковая подставка для чайника, может стать произведением искусства и воплощением красоты. Эта черта японского характера наглядно проявляется в общенациональном масштабе при любовании цветущей сакурой или в искусстве аранжировки цветов икебана.

Такое понимание красоты дает ответ на вопрос, почему кайдзен так естественен для японцев. Японец, который хочет и умеет видеть красоту в окружающем мире, и к своей повседневной работе относится так же. Для него и работа, и рабочее место — объект приложения усилий по совершенствованию всего, что с ней связано. Это и есть кайдзен.

Очень интересное проявление кайдзен связано с замечательным отношением японцев к традиционным и древним восточным искусствам. Примером этого служат чайная церемония или, например, военные искусства, такие как кэндо, дзюдо, каратэ-до. До — это Путь, это Закон. Философское осмысление Пути дало японцам возможность увидеть красоту этих искусств и возможность получения эстетического удовлетворения от самого процесса занятия ими. В самом деле, в ходе чайной церемонии чаю не очень-то напьешься. Но каков процесс! Или, например, кюдо — стрельба из лука. Для японца основной целью спортсмена должно быть не попадание в цель, а овладение самим искусством стрельбы из лука. Разве это не одно и то же? Конечно, нет. Результат можно сравнить с умением сорвать с яблони лучший плод. Сорвал один, другой — и все. А искусство — это умение вырастить яблоню, которая приносит плоды, самые лучшие плоды. Вот и спортсмен, прежде чем попадать в десятку, должен прежде в совершенстве овладеть каждым элементарным движением этого упражнения: хват, натяжение тетивы, прицеливание. Правильные, идеальные движения стрелка — вот цель тренировки. Навязчивое желание во что бы то ни стало попасть в цель — в сторону. Если все было сделано правильно, стрела сама устремится к цели. То есть важен процесс, а результат — это его следствие. Но ведь в кайдзен то же самое. Именно процесс — основной объект улучшения и совершенствования! Это очень значимый, а может быть, и главный признак кайдзен: приоритет в постановке всех задач по улучшению производства принадлежит не достижению результата (прибыли, объема производства), а совершенствованию пути его — результата — достижения.

Дальше — больше. Все знают, что восток — дело тонкое. Когда начинаешь знакомиться с Японией, ее искусством, философией, может сложиться представление о японцах как о любителях одиночества. К этому подталкивает, например, присущая им созерцательность, желание побыть наедине с природой. Но жизнь показывает, что дело обстоит иначе.

Японцам присуща обостренная боязнь одиночества, боязнь хотя бы на время перестать быть частью какой-то группы, перестать ощущать свою принадлежность к определенному кругу людей. Они любят быть на людях, любят думать и действовать сообща. Например, их волнует не только то, что сакура расцвела или что листья кленов побагровели, а сам повод любоваться этим вместе со всей семьей или сослуживцами. Для японцев большое значение имеет возможность разделить свои чувства с другими, их радует чувство причастности. Но это не коллективизм. В японском обществе существуют четкие разграничительные линии, которые делят людей на «своих» и «чужих». Каждый человек ощущает себя частью какой-то группы — то ли семьи, то ли общины, то ли фирмы. Японцы привыкли мыслить и действовать сообща лишь в рамках своей группы, они приучены подчиняться ее воле и вести себя соответственно своему положению в ней. Такое поведение предопределяет такую важную сторону работы японских компаний, как система пожизненного найма. Но именно эта система — одна из основ развертывания концепции кайдзен на том или ином предприятии.

Мы не ставим задачу разобраться во всех тонкостях японского характера, но еще об одном проявлении японского отношения к жизни, связанном с кайдзен, очень хотелось бы сказать. Оно красивое и заслуживает внимания само по себе. Ну а уж в связи с кайдзен — тем более. Речь идет о философии дзен-буддизма, которая оказывает большое влияние на японцев наряду с синтоизмом. Эта философия, в частности, содержит в себе идею изменчивости, недолговечности всего, что нас окружает. В своей книге «Ветка сакуры» Всеволод Овчинников приводит одно из положений учения дзен: «В процессе совершенствования не может быть вершины, точки покоя. Нельзя достигнуть полного совершенства иначе, как на мгновение, которое тут же тонет в потоке перемен. Совершенствование прекраснее, чем совершенство; завершение полнее олицетворяет жизнь, чем завершенность». Нет оснований и смысла утверждать, что все дзен-буддисты после духовной практики прямиком идут на предприятия, чтобы встать в строй приверженцев кайдзен. Но без всякой натяжки можно найти в приведенной сентенции явное проявление концепции кайдзен: никаких остановок на достигнутом и постоянное, непрерывное совершенствование.

Внедрение кайдзен на предприятии можно сравнить с полетом аэроплана. А что, национальные черты японцев так же хороши для кайдзен, как профиль крыла самолета для создания подъемной силы. Но она появляется, а самолет летит, только при наличии достаточной скорости набегающего потока. Вот и кайдзен заработает на предприятии, если есть «приверженность высшего руководства» (вспомним М. Имаи). Она создаст подобие такого потока, а именно необходимые условия для реализации кайдзен при наличии «заряженных» на творчество масс.

Есть такое выражение: «Скажи мне, и я забуду. Покажи мне, и я не запомню. Вовлеки меня, и я пойму». Люди охотнее всего поддерживают и отстаивают то, что создали сами. Вовлечение сотрудников в разработку и внедрение преобразований позволит им понять, принять и реализовать новые требования, возникшие в результате нововведений. В условиях кайдзен бизнес рассматривает сотрудников не как объект эксплуатации, а как партнеров. Этому служит направляемая менеджментом неотъемлемая часть стратегии кайдзен — система подачи предложений. Руководители как высшего, так и среднего звена японских предприятий видят свою первоочередную задачу в том, чтобы, побуждая и поддерживая у сотрудников интерес к кайдзен, поощрять их на подачу большого числа предложений, вне зависимости от значимости этих предложений. На ведущих японских предприятиях в порядке вещей посвятить весь день рассмотрению результатов работы кружков качества. Менеджмент рассматривает предложения рабочих и сотрудников, присуждая премии в соответствии с заранее установленными критериями. Там не ждут большой выгоды от каждого предложения. Главная цель — воспитание мыслящих в духе кайдзен дисциплинированных людей. Этот взгляд резко контрастирует с подходами западного менеджмента, которые основаны на экономической выгоде и финансовых стимулах в системах подачи предложений.

Если принять, что истоки и движущие силы кайдзен на японском предприятии мы обозначили более-менее ясно, то остается еще немало вопросов по реализации стратегии кайдзен. Помните «зонтик кайдзен» Масааки Имаи? Вот его мы и рассмотрим подробнее в следующей статье.

Продолжение следует

Коряков Андрей Борисович


1 Черты японского национального характера рассмотрены по материалам книги «Японцы. Этнопсихологические очерки». авторы Пронников В.А., Ладанов И.Д., М.: ВиМ, 1996.

наши проекты
  • АПИК
  • Университет климата
  • Выставка «Мир климата»
  • АПИК-тест